Патриарх раздора - YouSkidka.ru | YouSkidka.ru
НОВОСТИ

Патриарх раздора

3

Почетный украинский патриарх Филарет (Денисенко) снова внес смятение в души православных верующих, объявив о восстановлении Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП). А ведь совсем недавно, в конце прошлого года, эта религиозная организация, во главе которой стоял Филарет, стала основой для создания единой Православной церковь Украины (ПЦУ). Объединительный собор прошел при активном покровительстве Вселенского патриархата и привел к разрыву евхаристического общения между Константинополем и Русской православной церковью (РПЦ). Но мятежный иерарх, похоже, не удовольствовался ролью зиц-патриарха и решил побороться за реальную власть. К борьбе Филарету не привыкать — в его церковной карьере это уже третий раскол. «Лента.ру» изучила биографию главного украинского раскольника и проследила, как он отстаивал свои интересы, а заодно и независимость церкви на Украине.
Служу Советскому Союзу

«В советские времена никто не мог стать архиереем, если на это не давал согласие КГБ. Поэтому утверждать, что я не был связан с КГБ, было бы неправдой. Был связан, как и все», — говорил глава УПЦ КП в одном из интервью.

Филарет был возведен в сан митрополита в 1968 году в возрасте 39 лет. Он стал самым молодым главой церкви на Украине за все время существования Киевской митрополии в составе Московского патриархата. Причем путь к этому сану был для уроженца донецкого села Благодатное не самым сложным. Будущий иерарх принял монашеский постриг в 21 год после выпуска из Московской духовной академии и поначалу являлся смотрителем покоев в Троице-Сергиевой лавре. Однако уже через два года он активно занялся карьерой в семинариях — сначала в Московской области, затем в Самарской и, наконец, в Киевской, и везде проявлял себя как рьяный защитник советской власти.
Известен эпизод, который подробно описывал ныне покойный священник и церковный публицист Павел Адельгейм: в 1958 году Филарет выгнал его из Киевской семинарии из-за отказа праздновать Первомай, который тогда пришелся на пятницу Страстной недели — день строгого поста. «Я, сын шахтера, стал архимандритом и ректором. При какой другой власти это могло бы случиться?! Под чьим небом вы живете?! Чей хлеб едите?! По чьей земле ходите?! Вы неблагодарные, вас советская власть учит, а вы!..» — гремел Филарет.
В 1960-х его карьера понеслась вверх еще стремительнее. Молодого священника посылают в Александрийский патриархат в Египте служить настоятелем подворья, а спустя три года он возвращается уже в сане епископа Венского и Австрийского. Всего через пару лет возглавляет свою альма-матер — Московскую духовную академию, а заодно и одну из подмосковных епископских кафедр — то есть по сути выбирается в самую приближенную к патриархату епархию. Филарет эту возможность не упустил: в 1966 году он стал постоянным членом Священного синода и получил один из самых почетных постов в церкви — архиепископа Киевского и Галицкого. Ну, а затем и вовсе возглавил всю украинскую епархию.

Полковник Александр Соколов, работавший в 4-м отделе пятого управления КГБ — именно этот отдел курировал работу религиозных организаций — в своих воспоминаниях писал, что агенты вербовали «всех без исключения слушателей академии и семинаристов». Был ли Филарет завербован во время учебы или уже после, доподлинно неизвестно. Примечателен и тот факт, что церковные дела за рубежом курировало уже не пятое, а первое главное управление КГБ, что, несомненно, должно было помочь Филарету установить новые полезные в будущем контакты.
Однако сан митрополита был гораздо ниже амбиций будущего раскольника.
Сорвавшийся триумф
К 1990 году для Филарета сложились идеальные условия, чтобы занять патриарший престол. В его пользу играли не только выслуга лет, но и кадровая расстановка в КГБ: высшие посты в спецслужбе заняли люди, с которыми Филарету так или иначе довелось поработать.

Когда патриарх Пимен скончался, Филарета назначили председателем похоронной комиссии и патриаршим местоблюстителем. Фактически это означало, что пост патриарха ему обеспечен, оставалось лишь соблюсти небольшую формальность и провести Архиерейский собор. Священник пробыл местоблюстителем всего месяц, но уже с первых дней начал выполнять функции главы церкви.
По иронии судьбы, в это время в западных областях УССР набирало силу раскольническое движение за автокефалию, с которым Филарет боролся как экзарх Украины. Его первая поездка в высоком статусе состоялась в Тернопольскую область, где в разговоре с местным духовенством иерарх порицал движение автокефального раскола, говоря, что его участники действуют по прямой указке националистических организаций, обосновавшихся за границей, — под ними подразумевалась существовавшая за пределами СССР самопровозглашенная Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ).
Однако стать защитником единства Московской патриархии и прийти к долгожданному триумфу Филарету было не суждено. В стране вовсю шла перестройка, КГБ терял свои позиции, в том числе и в церкви, и украинский митрополит остался без серьезной протекции. Кроме того, ранее главу церкви выбирали «единодушно» — с помощью открытого голосования. А в 1990-м от установленной традиции отошли впервые за все советское время и сделали голосование тайным. Новым патриархом стал митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий, за которого отдали голоса 139 епископов. За митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира было отдано 107 голосов, а за Филарета — всего 66.
По воспоминаниям ныне покойного митрополита Харьковского и Богодуховского Никодима, еще до голосования местоблюститель озаботился сменой принципа голосования и даже обратился к председателю Верховного Совета СССР Анатолию Лукьянову, чтобы напомнить о неких договоренностях, по которым именно он должен стать патриархом. Но Лукьянов, ссылаясь на сложную ситуацию в стране, заявил, что власти в ситуацию вмешиваться не будут: «К сожалению, выборы будут проходить тайным голосованием, и помочь вам мы не сможем. Как решит Собор, так и будет».
Филарет представляет совершенно другую версию событий — якобы его не выбрали потому, что КГБ как раз и контролировал голосование. Себя он называет кандидатом от Политбюро, который потерял протекцию из-за подписания письма об отставке главы совета по делам религий при Совете Министров СССР Константина Харчева. Примечательно, что сам Харчев считает, что отставка человека, который занимался укреплением роли РПЦ в СССР, была выгодна в первую очередь тем, кто «кормился от атеистической пропаганды».
Так или иначе, голосование было не в пользу Филарета. Бывший Киевский экзарх сразу после голосования вернулся в столицу Украины. Вот как вспоминает те дни занимавший пост викария Киевской епархии митрополит Ионафан: «По возвращении в Киев Филарет пребывал в депрессии. Как-то раз он угрюмо сидел в алтаре Владимирского собора. Со словами утешения к нему подошел протодиакон Никита Пасенко: „Владыка! Не стоит так расстраиваться…“ Тот поднял голову и несколько раз глухо повторил: „Отец Никита! Украину мы ему (патриарху Алексию) не отдадим“.

Через тернии к сану
Месяц спустя на Украине собирается епископат, который единогласно принимает „Обращение Украинской православной церкви о предоставлении ей независимости и самостоятельности в управлении“. Необходимость расширения прав церкви он объясняет сложной религиозной ситуацией в стране — раскольники из УАПЦ набирают силу. Экзархат преобразовывается в Украинскую православную церковь, все требования епископата удовлетворены, Филарет получил титул митрополита Киевского и всея Украины. Это решение действительно способствовало успокоению религиозной ситуации в стране, но не удовлетворило амбиции несостоявшегося патриарха.
В начале 1992 года при поддержке президента Леонида Кравчука, провозгласившего лозунг „независимому государству — независимая церковь“, Филарет собирает украинских епископов, чтобы направить в Москву прошение об автокефалии, дабы примирить верующих страны. Весной 1992 года состоялся исторический Архиерейский собор, на котором обсуждался вопрос украинской автокефалии. Патриарх Алексий II, видя, что произошедшее ранее предоставление УПЦ независимости не способствовало религиозному примирению, заявил, что РПЦ не пойдет на дальнейшее разделение. Кроме того, на том же Соборе был поднят вопрос об уходе Филарета с поста главы украинской церкви.
Будущий раскольник сначала согласился, но, вернувшись на Украину, заявил, что Собор прошел с нарушением канонов, его присяга об отречении была вынужденной, а потому — недействительной. Он говорил: „Я на многих собраниях был за сорок лет служения церкви, на общих церковных собраниях, но не слышал, чтобы так поливали собрата-архиерея… Это для меня была Голгофа. И я должен был ее выдержать, выстоять до конца“. Эти слова будут потом звучать во многих интервью.
В течение нескольких месяцев Филарет, объявив, что он „дан Богом украинскому православию“, боролся с Синодом РПЦ за право возглавлять каноническую Украинскую православную церковь Московского патриархата (УПЦ МП). Но тогда от него отвернулись все признанные патриархом Алексием иерархи: они самостоятельно созвали Собор и избрали своим главой бывшего соперника Филарета за престол, митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира. И уже тогда, отчаявшись, в полной изоляции, епископ обращается к своим прежним врагам — УАПЦ, с чьей раскольнической деятельностью еще недавно боролся.
Так родилась Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП). Тогда ее главой стал проживающий в США престарелый глава УАПЦ Мстислав. Филарет де-юре стал его заместителем, однако де-факто руководил новой структурой. Правда, из-за его активности союз оказался недолговечен: иерархам раскольников не понравилось, что новичок прибрал к рукам все финансовые потоки и устанавливает контроль над все большим количеством приходов. Поэтому после смерти Мстислава союз был расторгнут.

Патриархом УПЦ КП выбрали еще одного из ее основателей — бывшего епископа УАПЦ Владимира, подвергавшегося гонениям при советской власти. Он казался компромиссной фигурой, но не для Филарета, с которым они вскоре повздорили из-за финансовых вопросов. В 1995 году при загадочных обстоятельствах Владимир погиб, и будущий главный раскольник Украины наконец получил вожделенный сан.
Томос раздора
Стать патриархом церкви, которую не признает весь православный мир, было для амбициозного Филарета недостаточно. В течение следующих 30 лет он не сдавался и стремился к признанию, активно наращивания влияние. В ход шли абсолютно все доступные ему инструменты, в том числе взаимодействие с раскольниками других поместных церквей и даже попытки создать в России Русскую православную церковь Киевского патриархата. В 1997 году все эти действия привели к решению Архиерейского собора РПЦ предать Денисенко анафеме. Это решение признали все поместные православные церкви, в том числе Константинополь.
В то же время Филарета поддерживали украинские власти и националисты, благодаря чему популярность УПЦ КП внутри страны не падала. Филарет был активным сторонником „оранжевой революции“, Евромайдана и военных действий на востоке Украины. Патриарх неоднократно выступал с призывами уничтожать ополченцев, заявляя, что их убийство не будет считаться грехом. Боевики и националисты на Украине способствовали захвату приходов Московского патриархата и передаче их под юрисдикцию УПЦ КП. Все это добавляло раскольнику популярности на Украине, но все больше отдаляло от признания в мире.
В 2017 году Филарет предпринял последнюю попытку действовать в рамках церковных канонов. Он направил письмо в Москву руководству РПЦ, в котором призвал положить конец существующему противостоянию. В России это восприняли как намерение украинского патриарха покаяться и вернуться в лоно церкви, однако УПЦ КП быстро опровергла такую трактовку. „Патриарх Филарет анафемы и отлучения никогда не признавал и не признает, потому его они не волнуют. Те, кого это волнует, пусть ищут способ, как их отменить“, — говорил пресс-секретарь мятежного священника. По его словам, цель обращения в том, чтобы установить каноничные отношения с РПЦ. Однако ультимативные позиции обеих сторон так и не позволили переговорам сдвинуться с мертвой точки.
Поэтому уже в следующем году вся украинская дипломатия под руководством президента Порошенко начала поддерживать украинского патриарха в вопросе получения томоса об автокефалии, но не через „матерь-церковь“ РПЦ, а напрямую от Вселенского патриархата. Для политиков это было выгодно, поскольку полностью укладывалось в курс Киева на разрыв всех контактов с Москвой.

До сих пор неясно, чем руководствовался Вселенский патриарх Варфоломей, когда в обход всех канонов и вопреки своим собственным решениям снял анафему с Филарета и главы УАПЦ митрополита Макария, признал недействительным решение 1686 года о переходе Киевской митрополии под юрисдикцию Московского патриархата и начал процедуру предоставления автокефалии Украине, пожертвовав евхаристическим общением с РПЦ.
Формально эти действия объяснялись необходимостью преодолеть украинский раскол. Для получения автокефалии религиозные организации страны должны были преодолеть разногласия и сойтись в единую украинскую церковь. Формально это действительно произошло: 15 декабря 2018 года после Объединительного собора было объявлено о создании Православной церкви Украины (ПЦУ), главой которой был избран митрополит УПЦ КП Епифаний, сторонник Филарета, сам же Филарет получил статус „почетного патриарха“.
Но, как и прежде, раскол это не остановило, а только усугубило. Самая крупная православная церковь Украины — каноническая УПЦ МП, которую признают все поместные церкви, — полностью поддержала позицию патриарха Московского и Всея Руси и осталась в структуре РПЦ, разорвав общение с Константинополем. В объединительном соборе приняли участие лишь два ее иерарха, которых впоследствии стали считать отлученными от церкви. Кроме того, ПЦУ так и не признали прочие поместные церкви. И это дало 90-летнему раскольнику повод устроить новый мятеж.
20 июня Филарет заявил, что Объединительный собор в декабре прошлого года был „не украинский, а греческий“, и что бывший президент Порошенко активно вмешивался в церковную жизнь и нарушил свои обещания о двойном управлении новой религиозной структурой. Якобы Епифанию надлежало выполнять исключительно представительские функции, а его, Филарета, сделали бы главой де-факто. Раскольник уверен, что его просто использовали в провалившейся предвыборной кампании бывшего украинского лидера.
В ПЦУ отреагировали достаточно спокойно: на ближайшем заседании иерархи просто констатируют факт, что святейший Филарет и еще двое епископов выделились из церкви, а потому ответственность за них больше нести не будут. Решения же собора УПЦ КП о том, что томос не соответствует принципам автокефальности, и о том, что все имущество религиозной организации остается ее собственностью, признали „изначально ничтожными“ канонически и юридически и потому не подлежащими выполнению. Официально отлучать Филарета никто не собирается.
Дальнейшая судьба украинского православия зависит от того, сколько сторонников Филарету удастся переманить обратно в УПЦ КП. Чем больше будет паства у почетного патриарха, тем больше у Константинополя будет причин считать, что украинские священнослужители нарушают условия томоса, что может стать причиной для его отзыва. Сложно предсказать, получит ли Украина в таком случае религиозную независимость — пусть и формально.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте ранее:
Глава МИД Литвы заявил о «неуважении» из-за «Северного потока — 2»

По словам главы внешнеполитического ведомства, «Северный поток — 2» проверил на прочность согласованность европейской политики InspiredImages / pixabay.com Москва, 21...

Закрыть
Курсы обмена WM
© YouSkidka, 2018 - 2019. Защищено авторскими правами. Любое копирование информации без гиперссылки на сайт YouSkidka.ru запрещено.
IMARKET.CLUB — интернет гипермаркет