«Станьте нормальной страной»: почему срывается сделка с Ираном - YouSkidka.ru | YouSkidka.ru
НОВОСТИ

«Станьте нормальной страной»: почему срывается сделка с Ираном

1

Иран с 15 мая официально перестал выполнять ряд обязательств по ядерной сделке. Тегеран дал остальным участникам договора 60 дней на обеспечение своих интересов, пообещав в этом случае вернуться к исполнению соглашения. Россия, Европа и Китай активно выступают за сохранение СВПД. Однако за прошедший год Париж, Лондон и Берлин так и не смогли разработать меры защиты Ирана от американских санкций.
15 мая Иран официально прекратил выполнение некоторых обязательств в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. Об этом сообщает ISNA со ссылкой на источник в Организации по атомной энергии страны.

На прошлой неделе Иран уведомил остальных участников СВПД — Россию, Китай, Францию, Германию и Великобританию — о своем решении прекратить выполнение обязательств по двум пунктам ядерной сделки.
Отныне Тегеран больше не соблюдает ограничения, касающиеся хранения запасов обогащенного урана и тяжелой воды. Кроме того, страна приостанавливает продажу тяжелой воды третьим странам на срок 60 дней.

Более того, Иран выдвинул условие — он планирует возобновить производство высокообогащенного урана через 60 дней, если западные участники «сделки» не защитят страну от последствий американских санкций.
Подобный шаг Тегеран предпринял ровно через год после того, как США в одностороннем порядке вышли из соглашения и вновь ввели санкции.

Чего хочет Иран
Reuters отмечает, что первые шаги Ирана в этом направлении еще не нарушили ядерную сделку. Тегеран ждет ответных действий от Европы, и на это Исламская Республика отвела 60 дней.
Несомненно, сложившаяся ситуация усиливает напряженность на мировой арене. Однако верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заверил, что Тегеран не стремится к войне с Вашингтоном, несмотря на развивающийся конфликт между странами.
«Категорическим выбором иранской нации является сопротивление США, и в этом противоборстве США вынуждены будут отступить. Противостояние — не военное, оснований для войны нет», — сказал Хаменеи 14 мая.

Верховный лидер также подчеркнул, что Тегеран не намерен вести переговоры с Соединенными Штатами о новой ядерной сделке.
Впрочем, Иран ясно дал понять, что его действия направлены, в основном, на европейских участников сделки.
«Мы направили письма пяти участникам договора. Текст этих писем идентичен. Но это вовсе не означает, что наша позиция относительно России такая же, как, например, относительно Франции. Мы очень сильно различаем свою позицию в адрес России от своей позиции в адрес европейских стран», — рассказал «Известиям» источник в дипломатических кругах Ирана.

Тегеран потребовал от Европы действий сразу после того, как Дональд Трамп начал восстанавливать санкции против страны. Стоимость иранского риала упала до рекордно низкого уровня, годовой уровень инфляции вырос в четыре раза.
Спустя месяц после того, как Вашингтон вышел из ядерной сделки, президент Ирана Хасан Роухани поблагодарил Россию и Китай за поддержку СВПД и поприветствовал усилия, предпринимаемые Москвой и Пекином в этом направлении. В то же время он особо подчеркнул, что «все стороны ядерной сделки ответственны за реализацию всех своих обязательств, принятых на себя в соответствии с СВПД».
В конце января европейские участники сделки, наконец, дали свой ответ. Великобритания, Франция и Германия объявили о создании механизме поддержки торговых обменов Instex, который призван содействовать торговле с Ираном в обход американских санкций.

Однако уже в середине февраля от Ирана начали исходить намеки на недовольство тем, что Европа недостаточно делает для защиты экономики страны от действий Вашингтона.
«Механизму INSTEX не хватает приверженности группы Е3 (ФРГ, Великобритания, Франция) сохранению иранской ядерной сделки, — сказал глава иранского МИД Мохаммад Джавад Зариф на Мюнхенской конференции. — Пока около 51% населения Ирана поддерживает СВПД, но ситуация может измениться».

Впрочем, Тегеран продолжал терпеливо ждать запуска торгового механизма, в то время как иранский риал продолжал падать.
«Мы надеемся, что механизм начнет работать в ближайшие недели», — говорил в начале марта заместитель министра иностранных дел Ирана Аббас Арагчи.

Более того, он анонсировал создание Тегераном собственного инструмента для взаимодействия с INSTEX до наступления иранского нового года, который отмечается в конце марта.
Однако в первый день нового года верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заявил, что Европа фактически покинула сделку, а созданный ею механизм — всего лишь «грустная шутка».

«Они (европейцы) говоря нам, что не надо выходить из ядерной сделки, на практике сами вышли из СВПД, а именно ввели санкции против нашей страны. Этот финансовый канал, о создании которого они недавно заявили, сродни шутке, грустной шутке», — сказал Хаменеи.

Впрочем, иранцы продолжали ждать. В начале апреля заработал созданный Тегераном для взаимодействия с INSTEX торгово-финансовый инструмент, однако от европейских партнеров хороших новостей все еще не приходило.
Вскоре министр иностранных дел Ирана заявил, что западные участники сделки не могут и дальше откладывать запуск механизма. Мохаммад Джавад Зариф также подчеркнул, что европейские партнеры «запаздывают» в выполнении своих обязательств и «не должны считать, что Исламская Республика будет продолжать их ждать».
Накануне годовщины выхода США из ядерной сделки терпение Тегерана закончилось. 2 мая Вашингтон окончательно запретил импортировать нефть из Ирана. Великобритания, Франция и Германия выразили сожаление в связи с действиями США, и спустя несколько дней официальный представитель главы дипломатии ЕС Федерики Могерини заявила, что 7 мая состоится встреча, на которой будет обсуждаться внедрение механизма Instex.
Тем временем США направили к берегам Ирана авианосец. Встреча в Брюсселе не принесла ощутимых результатов, а механизм Instex так и не заработал на практике, что заставило Тегеран перейти от слов к делу.
Что говорят в Европе

На ультиматум Тегерана европейские страны ответили отказом.
«Мы отвергаем любые ультиматумы и будем оценивать выполнение Ираном своих обязательств, связанных с ядерной областью, в соответствии с СВПД и Договором о нераспространении ядерного оружия», — заявили в Европейском союзе.

Глава внешнеполитического ведомства ЕС Федерика Могерини и министры иностранных дел Франции, Германии и Великобритании в совместном заявлении призвали Иран к выполнению обязательств соглашения в полном объеме. При этом они заверили, что продолжат свои усилия для законной торговли с Ираном, и осудили действия США и их меры военного давления. Об этом, к слову, они твердили на протяжении всего года.
Задача европейских держав — сохранить СВПД. Западные лидеры назвали соглашение «ключевым достижением глобальной организации ядерного нераспространения», которое «отвечает всем интересам безопасности».
«Иран должен остаться в соглашении, и мы должны сделать все, чтобы он в нем остался», — заявил президент Франции Эмманюэль Макрон 9 мая.

Впрочем, Европа не спешит с действиями. Западные лидеры считают, что конфликт можно решить с помощью диалога. При этом в заявлениях европейских политиков все же проскальзывают намеки на недовольство действиями Вашингтона.

«Если Иран выйдет из сделки, то ответственны за это будут США. Не удастся вывернуть это так, будто в этом виноваты европейцы», — заявил Макрон.

Канцлер Германии Ангела Меркель также уверена, что конфликт можно решить дипломатическим путем, однако Вашингтон не разделяет эту позицию.
«Мы также обсудили этот вопрос и наши совместные действия, — сказала она. — У нас есть тут разногласия с США».

Впрочем, обещания европейских участников сделки уже не оказывают такого эффекта, как год назад.
«Соединенные Штаты более не могут просто защищать нас, Европе необходимо взять судьбу в свои руки, это наша задача на будущее», — заявляла канцлер ФРГ в мае прошлого года в связи с выходом США из сделки по Ирану.
Объявление о создании INSTEX тоже воспринималось публикой как вызов США, так как Вашингтон оставил за собой право вводить санкции не только против Ирана, но и против стран и компаний, которые продолжили торговые отношения с Тегераном.

Вопрос сохранения ядерной сделки, к слову, стал камнем преткновения в отношениях Европы и США. Белый дом активно призывал своих западных союзников присоединиться к санкциям, вместо того, чтобы создавать пути их обхода.
Однако Европа на протяжении года сохраняла нейтралитет. Брюссель не присоединился к санкциям, но и не запустил механизм защиты торгового обмена с Ираном. На сегодняшний день тактика европейских политиков не изменилась.
13 мая в Брюссель для встречи с европейскими участниками сделки прибыл госсекретарь США Майк Помпео. Незапланированный визит Помпео в столицу ЕС американские СМИ расценили как стремление Вашингтона постараться убедить европейских союзников, что им необходимо прекратить поддерживать Иран.
Неожиданного ответа от Брюсселя не последовало. «Мы всегда выступаем за переговоры: всегда лучше говорить, чем не говорить, особенно когда растет напряжение, — заявила верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини. — В этом контексте Помпео ясно услышал от нас, что мы живем в важное время, когда самым ответственным подходом должна быть максимальная сдержанность в целях недопущения любой эскалации, в том числе военной».
При этом европейские лидеры согласны с Вашингтоном в том, что разработка Ираном баллистических ракет — это проблема.
«Мы не хотим, чтобы дошло до военной эскалации, и считаем, что ядерное соглашение с Ираном является основой для отсутствия у Ирана ядерного оружия. Мы будем придерживаться этого соглашения», — рассказал после встречи с Помпео глава МИД Германии Хайко Маас.

Что требуют США
8 мая Дональд Трамп объявил о расширении санкций в отношении иранской стали, алюминия, железа и меди.
«Тегеран может ожидать и дальнейших действий, если не изменит свое поведение кардинально», — сказал он.

Кроме того, администрация Трампа выдвинула 12 требований к Ирану для заключения новой сделки и отмены санкций. Кроме прекращения разработок ядерного оружия, баллистических ракет и поддержки террористов, Белый дом также потребовал от Исламской Республики не участвовать в конфликтах на Ближнем Востоке, полностью прекратить обогащение урана, «покончить с публично заявленной целью уничтожить Израиль», а также прекратить кибератаки против США и их союзников.
Именно наличие у Тегерана баллистических ракет, которые могут легко достать и Израиль, и Саудовскую Аравию, — главный раздражающий фактор для Вашингтона.
Пока же условия не будут соблюдены, Белый дом рассчитывает, что западные участники сделки присоединятся к давлению на Иран.

«Мы абсолютно не хотим войны с Ираном, а хотим, чтобы иранская администрация перестала поддерживать «Хезболлу», террористов по всему миру, в частности, на Ближнем Востоке», — сказал Майк Помпео после переговоров с главой МИД РФ Сергеем Лавровым.

По словам Помпео, Вашингтон оказывает давление на Тегеран, чтобы «Иран, наконец, стал нормальной страной».
Позиция России и Китая
Россия, как и Китай, выступают гарантами ядерной сделки. Москва и Пекин неоднократно выразили сожаление в связи со сложившейся ситуацией. При этом, в отличие от Европы, эти участники сделки возлагают вину на США.
«Мы четко понимаем, что Иран принимает эти решения не инициативно, а отвечая на то давление, которое в целом противоречит духу и букве СВПД, — заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. — Именно подобные действия США спровоцировали Иран».

Что же касается ультиматума, выдвинутого Тегераном в адрес участников сделки, то этот шаг российская сторона понимает. В Кремле считают, что Европа так и не смогла обеспечить защиту иранской экономики от давления США.

«К сожалению, то, о чем было объявлено в Тегеране о ситуации с продажей нефти из ИРИ, отражает неспособность наших европейских партнеров, которые вызывались выработать механизм, позволяющий обходить американские нелегитимные санкции в отношении экспорта иранской нефти — механизм объявлен, но он не используется», — заявил 13 мая глава российского МИД Сергей Лавров.

Китай же призывает к полному выполнению положений ядерной сделки с Ираном.
«Защита и выполнение Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) — общая ответственность всех сторон. Мы призываем все соответствующие стороны делать все необходимое, чтобы избежать эскалации ситуации», — заявил официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан.

Он также отметил, что «Иран полностью выполняет свои обязательства» в рамках СВПД.
Президент России считает, что Тегерану не следует выходить из сделки. При этом Владимир Путин отмечает, что будущее договора зависит от всех участников СВПД.
«Я иранцам много раз говорил, честно говоря, не вижу целесообразность для них самих выходить из этого договора. Я сейчас говорю свободно, открыто, потому что я много раз им об этом говорил в ходе наших переговоров. Но посмотрим, что будет происходить,

Россия — не пожарная команда, мы не можем все подряд спасать, что от нас в полной мере не зависит.

Мы свою роль сыграли, мы и дальше готовы такую позитивную роль играть. Но это зависит не только от нас, это зависит от всех партнеров, от всех игроков, включая и Соединены Штаты, и европейские страны, и Иран», — сказал Путин по итогам переговоров с президентом Австрии Александером Ван дер Белленом.

Предсказать дальнейшее развитие ситуации сложно. Многое зависит от действий европейских участников сделки, которые заявили о недопустимости ультиматума. При этом Европа пообещала «продолжать усилия для законной торговли с Ираном», что, в свою очередь, может привести к конфликту между США и Европой.
Как отмечает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, Иран сделал то, что давно обещал.
«Проблема Ирана состоит только в том, что Иран — страна агрессивная. В отличие от Северной Кореи, не для того он работает над ядерной программой, чтобы просто выставлять какие-то условия неприкосновенности своего режима. У Ирана есть очень много претензий к Израилю, соседям по Персидскому заливу, той же Саудовской Аравии», — отмечает эксперт.

При этом Сатановский обращает внимание на тот факт, что ядерное оружие есть уже не только у пяти официальных ядерных держав. Нелегитимно оружием владеют также Индия, Северная Корея, Пакистан, что, впрочем, не так сильно беспокоит мировых лидеров, в отличие от Ирана.

«Иран интересует сильно, потому что это гонка вооружений. Если ядерное оружие есть у Ирана, то почему его не должно быть у Турции и Египта? — отмечает эксперт. — И тогда, если уж говорить о последствиях, лет так через 15 максимум, а может и раньше, ядерное оружие из тех примерно четырех десятков стран, которые сегодня могут его произвести, будет как минимум у 20. А это означает, что на планете будет примерно три десятка стран с ядерным оружием. Что резко снизит порог применения ядерного оружия».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте ранее:
От роботов до АЭС. В чём Россия обогнала Америку?

Советский лозунг «Догнать и перегнать Америку» для сегодняшней России не самоцель. Но круг областей, где российские результаты превосходят американские, расширяется....

Закрыть
Курсы обмена WM
© YouSkidka, 2018 - 2019. Защищено авторскими правами. Любое копирование информации без гиперссылки на сайт YouSkidka.ru запрещено.